Новости

«На Руси всегда были неоднозначные правители»

«На Руси всегда были неоднозначные правители»

Осенью 2013 года на Первом канале стартует 8-серийный фильм компании Star Media «Убить Сталина». Режиссер картины Сергей Гинзбург рассказал «Известиям» о будущей премьере.

— Как бы вы определили жанр фильма «Убить Сталина»?

— Это военный детектив. Сюжет простой: немец под Москвой. Сталин отказывается от эвакуации и остается в столице.

В это время специальная группа офицеров из команды «Абвера» «Брандебург — 800» готовит на него покушение, им помогает внедренный в нашу армию фашистский агент Мартин Хесс (его играет Михаил Пореченков). Хессу противостоит капитан Бережной (Александр Домагаров), который враждует с ним с довоенного времени.

— Не боитесь недовольства общественности в связи с тем, что ваш герой защищает тирана?

— Понимаете, наш фильм не о Сталине, а о противостоянии двух разведок. Я неоднозначно отношусь к фигуре Сталина, но не считаю его олицетворением тотального зла. На Руси всегда были неоднозначные правители: Иван Грозный, Петр Первый… Кем они были — тиранами или реформаторами?

Тем не менее, они вошли в историю как преобразователи.

К сожалению, на Руси все реформаторы были тиранами. Даже такой прекрасный город как Санкт-Петербург стоит на костях его строителей. Анализируя деятельность того или иного правителя, важно сохранять историческую дистанцию. Факт остается фактом: войну мы выиграли? Выиграли.

Кто руководил страной и принимал решения? Сталин. Не учитывать его заслуги глупо, но при этом забывать ГУЛАГ — преступно.

Время было жестокое и во многом подлое.

—Вы ставили себе задачу отобразить в своей картине противоречивость эпохи?

— Это происходило само по себе. Герои фильма — это дети своего времени. Главный герой — сотрудник НКВД.

Но я против того, чтобы видеть все в черном цвете, ведь в разведке работали разные люди. В нашем фильме речь идет об операции, которую готовят супер-профессионалы.

Помимо основной детективной истории, мы закладываем в сюжет и историю разочарования главного героя. Со временем капитан Бережной понимает, что чем ближе он к центру власти, тем более жесткими становятся правила игры. Люди для властителей — всего лишь винтики большой машины. Как нам кажется, к концу этой истории наш герой обречен.

Война позволяет ему поступать по велению сердца, а по ее окончанию — ему вспомнят все.

— Так Сталин у вас в картине герой?

— Сталин не показан у нас идиотом, как любят его сейчас представлять. Давайте будем честны, он им не был. Эту роль играет народный артист Осетии Анатолий Дзиваев, с которым я сотрудничаю не первый раз.

В этой истории нас интересует не сам Сталин, а «миф о товарище Сталине». Есть исторические документы, в которых засвидетельствован интересный случай жесткого разговора Сталина с его сыном Василием: «Ты думаешь, ты — Сталин? Даже я не Сталин, Сталин — вот!» — сказал он, показав на свой портрет.

То есть он прекрасно осознавал дистанцию между мифом и самим собой. Он должен был поддерживать миф, потому говорил афоризмами, и обладал иезуитским чувством юмора.

Любое прикосновение к историческому персонажу рождает огромное количество вопросов. Наш фильм не про Сталина, но если он в картине присутствует, мы должны с актерами друг другу задать эти вопросы. И обязательно их обсуждать, чтобы за каждой фразой в кадре был необходимый объем.

— Если говорить о центральных героях, мы увидим Домогарова и Пореченкова в новых амплуа?

«На Руси всегда были неоднозначные правители»

— Вы не увидите Пореченкова в платье, а Домогарова в балетках, это будут те самые Домогаров и Пореченков, которых все знают и любят, но те образы, которые они создали, не похожи на них самих. Бесконечные вопросы: какими были наши предки, чем они отличались от нас — это вопросы, которые каждый художник обязан себе задавать.

Мы обсуждали это вместе, Миша Пореченков перелопатил огромное количество исторической литературы, а Саша Домогаров в создании образа во многом опирался на жизненный опыт своего отца, он у него воевал в годы ВОВ. Такие вещи мы оговаривали между собой, да и каждый сам по себе вел эту внутреннюю работу над ролью и ее достоверностью.

— В разговоре мы затронули фигуру героя Александра Домогарова, а каким будет его противник?

— Для создания Мишиного героя, мы нашли реальный прототип. Это — обрусевший немец, предки которого осели в нашей стране еще со времен Петра I и верой и правдой служили России. Хесс не очень любит фашистов, но еще больше он ненавидит тех, кто отнял у него родину. Он человек незаурядный, умный и коварный, к тому же он прекрасно говорит по-русски.

Противостояние героев — это дикий азарт, игра двух отчаянных людей, которые не боятся умереть.

— Чем вызван стойкий интерес кинематографистов к военной теме?

— За последние 200 лет со времен нашествия Наполеона Россия не участвовала в подобной войне. По сути дела в 20 веке Россия пережила 2 войны — Первую и Вторую мировые войны. Многие вполне обоснованно считают, что Вторая мировая война является логичным продолжением Первой.

По сути Вторая мировая была подготовлена Первой. Запад сделал все для того, что бы появился Гитлер. Почти весь мир участвовал в этой войне, но СССР понес самые существенные потери. Если говорить об официальных цифрах, то погибло около 20 миллионов, а на самом деле гораздо больше. Значит, не было ни одной семьи, которую бы эта война не затронула.

Ценой колоссальных жертв мы одержали победу.

Война меняет состав крови человека и как лакмусовая бумажка проявляет его как хорошие, так и плохие стороны. Что должен чувствовать человек, который каждый день имеет все шансы погибнуть? Он, наверное, должен примирить себя со смертью. Наверное, в какой-то момент наши предки жили одним днем, зато какой это был день, как они должны был его прожить, понимая что он, возможно, последний?! Этот день мог быть в 1000 раз интереснее и насыщеннее чем вся жизнь у человека вне войны.

Поэтому, фильмы о войне всегда будут интересны, — как кинематографистам, так и зрителю.

<< Вернуться на предыдущую страницу

5th August